Страшные истории про кладбище и покойников: страница 10

«Не надо брать чужое»

розы на могиле

Мой папа умер более 10 лет назад. 20 октября у него день рождения, и каждый год я или одна, или с мамой, или с мужем навещаем его. Лет пять тому назад я пошла на кладбище к папе со своим старшим сыном (ему было тогда 19 лет). Купила цветов, погода стояла очень тёплая, сухая и безветренная.

Пришли мы на кладбище, и тут я вспомнила, что на могиле нет никакого сосуда, чтобы набрать воды и поставить цветы. Кладбище хоть и не большое (оно новое), но до могилы к папе нужно пройти не менее семи рядов. Иду я (а сын идёт позади, метрах в пяти от меня) и вижу, что около какой-то могильной оградки лежит наполовину отрезанная пластиковая бутылка. Я поднимаю её с мыслью, вот, мол, и сосуд для цветов.

Старые венки на чужой могиле

кладбищенский венок

Где-то в конце 1990-х случилась со мной эта история. Мне тогда было лет 9-10. Мы с мамой и моей младшей сестрой решили пойти в лесопосадки за ягодой. И, чтобы самим не скучно было, зашли за маминой подругой. Та позвала свою дочь, которая была на год старше меня, и мы отправились в дорогу.

Хоть дело и было в конце августа, но погода всё ещё стояла очень жаркая. В посадках мы хоть спрятались от солнца, но уже через какое-то время до того одолели комары, что мне вся эта затея со сбором ягоды быстро надоела, и я попросилась домой. Мама отпустила меня, но только вместе с дочерью подруги (назовём её Ира), которая к тому времени тоже устала от комаров отмахиваться.

Так вот, пошли мы с Ирой в сторону села. Идём, разговариваем, обсуждаем, чем дома сейчас заниматься будем. И тут проходим мимо кладбища. Я ей предложила зайти там погулять. Ира согласилась. Несмотря на свой возраст, я почему-то всегда всегда охотно ходила со взрослыми на кладбище. Гуляла меж рядов, читала надписи на плитах, считала возраст умерших. Там всегда очень тихо, но и в то же время как-то немного страшно. А без взрослых так ещё страшнее!

Могила в поле

дикое поле

В нашем районе есть одна очень странная легенда, для которой есть основания. Место, где я живу, — окраина моего города, оно стоит очень близко к селу, которое ранее было немецкой колонией в Украине. Между городом и селом есть поле, на котором находится кладбище, но на глаза всегда попадается вовсе не само кладбище, а могила, которая находится вне его забора. На ней написано имя, которое я не осмелюсь написать, дабы не исковеркать его. Отчётливо видно только одно — могиле уже более 100 лет.

За ней никто не ухаживает, но и никто её не снес, не разбил, как это часто бывает с одинокими забытыми могилами. Старики из села, о котором я говорил в самом начале, резво пошли на контакт и рассказали нам о том, что это могила последней немки, которая жила тут. По их словам, она была странной — темноволосая, всегда в чёрном, молчаливая. Естественно, наши люди нарекли её ведьмой. И, видимо, они не ошиблись.

Попроведовали и домой пора

дедушка темнота

Я хочу поведать вам историю, которая случилась с одной моей знакомой. В правдивости её рассказа я не сомневаюсь, ибо она человек, совсем не склонный к вымыслам. Когда она это рассказывала, её трясло при одном воспоминании. Да и поделилась только потому, что верила, что поймут и поверят.

— Я всего один раз рассказала своей подружке, а она посмеялась надо мной. Больше никогда и никому этого не рассказывала. Знали только родители, — сказала она.

Далее с её слов. Это случилось, когда мне было 10 лет. Мы жили в домике (мама с папой и сейчас там живут), который ранее принадлежал бабушке и деду (маминым родителям). Бабушка умерла за 3 года со этого случая, а дед умер до моего рождения, и я видела его только на фотографиях.

Домик небольшой, состоящий из одной комнаты. На диване спала я с папой, а в другом углу стояла кровать, где спали мама с младшей сестрой. У нас в комнате рядом с диваном стоял старинный шифоньер с тремя дверями, а посередине зеркало. Сделанный изо всего дерева. Он ещё от бабушки достался.

Он сам дал знать

девушка лето лес

Вот решила вам рассказать свою историю. Здесь нечто похожее уже рассказывали. Подобная произошла и со мной. Ещё в подростковом возрасте (зимой 1995) я познакомилась с парнем. Некоторое время общались, он предлагал дружбу, но я почему-то отказалась. Не знаю почему. Нравился он мне очень.

Как-то то ли в шутку, то ли всерьёз напросились с девчонками к нему в гости на чай. Долго он нам объяснял, где живёт, но мы ничего так и не поняли. В общем, как-то наши пути-дороги разошлись на некоторое время.

Где живёт, так и не нашли, был только номер телефона. Я звонила пару раз. Один раз он только что с другом куда-то уехал, в другой (лето 1995) его бабушка ответила, что его нет. Больше не звонила, навязываться не хотелось.

Папин крестик

крестик на цепочке

Несколько лет назад у меня умер папа. Случилось всё быстро, буквально за два месяца его не стало, онкология в четвёртой стадии.

Мой папа родился в маленькой сибирской деревне. Так получилось, что я не видела Сибирь и о его семье знаю только по редким папиным рассказам. Надо сказать, что папа мой был откровенным безбожником, прямо ярым, хоть вроде и вырос в деревушке. Говорить ему что-то по теме веры было бесполезно, всё было привито в детстве!

И вот папа лежит в больнице, ему сделали операцию, просто чтобы облегчить состояние. При больнице есть молитвенная комната. Приходил батюшка и к папе, надел на него крестик, простенький, алюминиевый. Один день, когда у папы уже начало уходить сознание, я нашла этот крестик снятым и отброшенным. Человек теряет рассудок, сдёрнул, всё может быть. Я подняла и повесила ему на кровать.

Жуткое видение на кладбище

жуткие лица

Николо-Архангельское кладбище Москвы, одно из самых больших (если не самое большое), находится от меня всего в 15 минутах ходьбы. История эта случилась со мной несколько лет назад, точно уже и не помню. В Москве трудно найти тихий уголок, а тут — надо же! — лес, большие деревья, асфальтовые дорожки, море зелени и почти нет людей. Во всяком случае, в обычные дни. А ещё и любопытство: ах, кто же там похоронен, что за знаменитости? Кстати, Жанна Фриске тогда ещё пела и только через несколько лет ляжет в эту землю.

И вот однажды, в тихий солнечный день конца августа, я отправился туда на разведку. По цвету зелени уже чувствовалось приближение осени, и в то же время лето ещё буйствовало вовсю: солнце пекло, стрекотали в траве кузнечики, порхали бабочки. В общем, первый раз всё прошло нормально, да и был я в основном недалеко от главного входа. А вот во второй раз! Как-то так получилось, что первая половина дня у меня была занята, и только после 17.00 я миновал главный вход, попыхивающий дымком крематорий и углубился в аллеи. Людей было мало, можно сказать, единицы, солнце ещё довольно высоко, и ничего не мешало попробовать разгадать тайну смерти, а ведь согласитесь, многих она будоражит, отравляя существование: сегодня человек жив (неважно, богатый ты или бедный, мужчина или женщина, старый или молодой), а завтра его нет и непонятно, где он теперь. А всё непонятное вызывает страх или, по крайней мере, беспокойство. Вот это беспокойство и толкнуло меня пройтись по кладбищенским аллеям в надежде хоть что-нибудь понять. И если уж не смысл смерти, то хотя бы смысл жизни.

Маленькая девочка на деревенском кладбище

девочка косички поле

История эта произошла с моей подругой. Далее рассказ пойдет с её слов.

Поехали мы как-то с родителями на кладбище в деревню, где похоронены мои бабушка и дедушка. Кладбище было небольшим и старым, даже немного заросшим. Никого, кроме нас, там больше не было.

Пока родители красили ограду, я решила немного прогуляться и посмотреть на старые могилы. Погода была сухая, безветренная, деревья были ещё зелёные, несмотря на разгар сентября. Ходила я и всматривалась в лица на могильных фотографиях.

Хотела я уже было возвратиться к родителям, как увидела вдалеке маленькую девочку с двумя белыми косичками, одетую в школьную форму, которая плакала, как мне тогда показалось. Странно, подумала я, никого, кроме нас ,здесь нет, так как кладбище маленькое, если кто-то бы пришёл, мы бы обязательно увидели. А тут маленькая девочка лет семи, одна, в школьном платье и к тому же ещё плачет. Может, потерялась?